RSS

Был такой совхоз

Бедам наперекор

22 июня 1941 года стало черным днем календаря для граждан нашей страны. В то воскресное утро шел дождь. Это ясно запомнилось Людмиле Михайловне Коротковой, работавшей тогда председателем рабочкома совхоза «Люберецкие поля орошения».

Людмила Михайловна часто вспоминала то время:

- ...На Всесоюзной сельскохозяйственной выставке (она после войны получила наименование Выставка достижений народного хозяйства СССР) экспонировались овощи совхоза, и надо было посмотреть, как выглядели два наших стенда, тем более, они нуждались в постоянном обновлении. Один стенд был размещен в главном павильоне, а второй — в павильоне «Овощеводство». Овощи, в основном, были с Кузьминского участка, их выращивала бригада Дмитрия Петровича Скарлая. И особенно бригаде удавалась цветная капуста.

И вот 22 июня 1941 года мы поехали на выставку. С нами (то есть, с директором совхоза Семеном Марковичем Коганом, секретарем парторганизации Василием Александровичем Калинниковым) пожелали поехать заведующая клубом Анна Митрофановна Иеккель и заведующая библиотекой Лидия Севастьяновна Паукова. Мы привезли несколько килограммов свежих овощей, чтобы обновить стенды. Потом стали знакомиться со стендами других передовых хозяйств. Настроение было хорошее у всех нас, а тут еще стало солнечно и тепло. На территории выставки было много москвичей.

Покончив со всеми делами в главном павильоне, мы направились к павильону животноводства и, проходя через площадь, услышали вдруг тревожный и напряженный голос диктора Юрия Левитана, раздававшегося из репродуктора. Мы невольно остановились, да и все, кто в это время оказались на площади перед главным павильоном, словно замерли. После нескольких слов Левитана мы услышали затем глуховатый голос наркома иностранных дел В.М. Молотова. Он сказал, что сегодня, 22 июня, в четыре часа утра, на нашу страну вероломно напала фашистская Германия, что немецкая авиация бомбила многие города Украины, Белоруссии, Прибалтики.

«Это уже большая война, - произнес Семен Маркович, - надо возвращаться в совхоз». И всю дорогу, пока мы ехали обратно, никто больше не проронил ни слова. У всех было подавленное состояние.

Когда мы приехали в Косино, то у здания центральной конторы увидели множество людей, это были рабочие совхоза, многие со своими семьями. Взбудораженные сообщением о войне, они шумно обсуждали случившееся. И тут как бы само собой возник митинг, на котором Василий Александрович Калинников проявил себя подлинным политическим организатором. Прежде всего, он постарался успокоить собравшихся, а когда люди притихли, просто и доходчиво рассказал и о том первом впечатлении, какое сложилось у него от услышанного по радио. Тут надо заметить, что по складу характера Василий Александрович был большой оптимист и он сказал в своей речи: «Как нам, товарищи, не придется трудно, мы все равно победим! А пока подо­ждем, как будут развиваться события дальше...».

В первые же дни нашествия фашистских орд коллектив хозяйства перестроился на военный лад, распорядок стал строже, рабочий день удлинился, были организованы дежурства. Обстановка становилась тревожнее и сложнее. Опытные рабочие и руководящий персонал уходили на фронт. Приближалась пора уборки урожая, и надо было собрать его быстрее и без потерь. На прошедших собраниях труженики совхоза выражали готовность с честью выполнить поставленные руко­водством задачи. Например, бригадир 6-го отделения А.В. Васильева, у которой ушли на войну муж, дочь и зять, заявила: «Мы должны повысить производительность труда, удлинить рабочий день, перевыполнять нормы, чтобы вырабатывать и за себя и за ушедших на фронт».

Урожай 1941 года убрали досрочно и перевыполнили план. Если в 1940 году государству сдано 11960 тонн овощей, то в 1941 году — 13500 тонн.

А на пути стояли еще большие трудности. Они оказались особенно значительными при подготовке к весеннему севу 1942 года. Подготовка к нему задержалась на полтора месяца. Эвакуация в октябре скота, лошадей и машин сказалась на ходе работ. Только в марте технику и тягловую силу удалось возвратить. Особую остроту приобрел кадровый вопрос. Если до войны в совхозе работали 40 трактористов, то зимой 1942 года их осталось 14; шоферов насчитывалось 156, остались - 13; бригадиров — 43, остались 30; орошальщиков — 100, остались - 3; кузнецов - 12, остались - 3. Такая же картина с инженерами, техниками, механиками. Совхозный парк машин уменьшился на 70%, наполовину убавилось тракторов и тяглового поголовья. К тому времени в Красную Армию мобилизовали свыше 1000 человек. В хозяйстве не осталось семян, кормов, запасных частей.

Как только в обороне Москвы обозначился момент, когда стало ясно, что фашистским захватчикам дан сокрушающий отпор, и они покатятся на запад, руководство совхоза взялось за экстренные меры, направленные на улучшение положения дел. Желающие пойти работать в совхоз нашлись среди вчерашних домохозяек. Для вновь пришедших работников уже в январе 1942 года открылись трехмесячные курсы по овощеводству, полеводству и животноводству. Преподавали на них агрономы и зоотехники совхоза и его отделений. На место ушедших на фронт отцов, мужей, братьев, сыновей становились женщины. На курсах прошли обучение около 700 человек. В дальнейшем они показали себя отличными работниками полей и животноводства.

Руководство совхоза позаботилось о восполнении убыли трактористов и водителей автомашин. В хозяйстве организовали специальные школы, в которых подготовили свыше 60 трактористов и шоферов, в большинстве женщин и девушек. В совхозе прибавилось около 200 орошалыциц, 250 полевых работниц стали пахарями, возчиками, конюхами.

Для успешного проведения весеннего сева и на будущее требовалась работоспособная техника. Машины, трактора нуждались в ремонте, а запчастей не хватало. Искали их, где только можно, вплоть до свалок старой техники. Наладили изготовление деталей своими силами в мастерских. За короткое время ремонт прошли 21 трактор и весь прицепной инвентарь.

В совхозе оставалось 8 грузовых машин вместо 74, а производственная программа возросла в объеме. Начальник автопарка и ремонтных мастерских Ибрагим Исаевич Бероев решил пересмотреть все машины и запчасти, которые находились в наличии, но давно числились списанными в утиль. К лету 5 автомашин удалось собрать и ввести в строй. При дефиците транспорта они стали, как манна небесная. Забегая вперед, замечу, что Ибрагим Исаевич организовал восстановление еще 7 машин, и в совхозном автопарке в конце 1943 года имелась уже 21 машина.

Совхоз оказал помощь в подготовке к весенне-полевым работам и другим хозяйствам. Силами мастерских предприятия отремонтированы 18 двигателей к тракторам совхозов Мособловощетреста. Совхозные умельцы отремонтировали и пустили в эксплуатацию теплицу в колхозе «12 лет Октября» в деревне Выхино Ухтомского района, вырастили для освобожденных от оккупантов районов 7 миллионов штук капустной рассады.

Зимой 1942 года все шесть теплиц, пострадавших от бомбежек германской авиации в 1941 году, были восстановлены. Уже в начале марта в них зеленели ранние овощи, которые отвозили в госпитали для находящихся на излечении раненых бойцов.

С большим трудом удалось выйти из тупикового положения относительно семенного фонда. Осенью 1941 года совхоз заготовил семенного материала к следующему весеннему севу с избытком. Однако с приближением фронта к столице в ноябре поступило указание сверху: передать весь семенной запас в распоряжение хозяйств восточных районов. Вернуть семена не удалось. Добывать их пришлось в Горьковской, Ярославской, Вологодской и других областях. Удалось набрать 12 тонн семян овощей. Картофель на площадях 135 гектаров посадили верхушками, полученными из московских организаций. То был первый и весьма поучительный опыт посадки картофеля срезанными с клубней верхушками на больших площадях.

План весеннего сева 1942 года совхоз выполнил на 109%, засеяв 1000 гектаров овощами и картофелем, то есть на 220 гектаров больше, чем в 1941 году. Причем посев и посадки проводились на высоком агротехническом уровне. При нехватке людей, техники, лошадей, при разных других сложностях в зиму удалось вывезти на поля достаточное количество органических удобрений. Вывозили чаще всего вручную на санках. Многие передовые работницы выполняли за день по две с половиной нормы, например, Е.А. Глазова, А.Н. Грачева, П.П. Демехина, А.П. Есипова. Они, руководя производственными подразделениями, сами показывали образцы ударного труда.

На весеннем севе отличились многие работники совхоза. Тракторист И.Д. Григоровский систематически перевыполнял задания на пахоте и ремонте техники в два, а то и в три раза. А.П. Воркачева, проводив мужа на фронт, пошла на курсы трактористов, окончила их, показала себя отличной работницей. По две-две с половиной нормы выполняла она на пахоте. Алеша Филиппов, подросток, самоучка, не отставал от взрослых. В 2-3 раза он перевыполнял норму. А за руль трактора сел, заменив брата, ушедшего в Красную Армию.

Время строгого спроса

В каждом подразделении совхоза велась книга приказов и распоряжений. Они отражали важные моменты, характер, дух тех лет, обстановку, в которой жил и трудился коллектив. Имелась такая книга в третьем отделении хозяйства, где управляющим был Павел Иванович Иров, а агрономом Нина Игнатьевна Титченко. Когда-то Нина Игнатьевна сделала выписки из книги, и они стали ценными свидетельствами, яркой иллюстрацией к повествованию.

1941 год, 23 июня. (Второй день войны). Мартемьяненко, Андреева, Титаренко, Бичевого, Степочкина, Зинина, Воронина, Куликова, Кузнецова с 23 июня 1941 года считать выбывшими с отделения в ряды РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии).

9 июля. В связи с уходом в ряды РККА бригадиров растениеводства Хворостова и Ноздрачева назначить бригадирами первой и четвертой бригады Демехину и Цветкову.

Устанавливается следующий распорядок дня рабочих растениеводства: с 5 часов утра и до 20 часов вечера с перерывом на обед с 11 до 15 часов.

17 июля. Прибыла группа студентов высших учебных заведений г. Москвы в количестве 59 человек. Работают по правилам внутреннего распорядка совхоза. Без разрешения управляющего отлучка с отделения, кроме как в выходные дни, не допускается.

2 августа. За отказ от дежурства в ночное время во время воздушных тревог И.Д. Степочкину объявить выговор.

4 августа. На основании постановления общего собрания рабочих и служащих об отчислении однодневного заработка в фонд обороны страны, бухгалтерии удерживать зарплату и сдавать ее по назначению.

8 августа. С 9 августа устанавливается следующее рабочее время: при отсутствии ночной воздушной тревоги рабочий день начинается с 7 часов утра и продолжается до 20 часов вечера, с двухчасовым перерывом на обед; при ночной воздушной тревоге, длившейся до двух часов ночи, к работе приступить с 8 часов утра и до 20 часов вечера, с тем же перерывом на обед; при длительной воздушной тревоге рабочий день начинается с 9 часов утра и до 20 часов вечера, с тем же перерывом на обед.

13 августа. В связи с уходом кузнеца С. Сидоркина в ряды РККА, с 20 августа 1941 года временно кузнецом назначить П. Козодоева.

28 августа. В связи с призывом в ряды Красной Армии бригадира Курковского, бригадиром назначить Цветкова.

15 ноября. Ввиду эвакуации совхоза и, следовательно, сокращения работ, оставить на отделении группу рабочих из 33 человек, в том числе возчиков И. Коломина, Н. Степанкова, Т. Иванину, Д. Михальченко, М. Перькова, С. Кривушкова, А. Ярцина, М. Филькина, Н. Мареева, А. Мызину, П. Пастухову, К. Юшина, В. Ульянкина; на скотном дворе — животноводов Д. Кизим, М. Новикова, П. Таланкина, И Старикова; сторожей Н. Мельникова и Г. Ласточкина.

27 ноября. На основании распоряжения исполняющего обязанности директора совхоза Калинникова, предлагаю бригадиру Хворостову немедленно организовать постоянную бригаду для работы в количестве 20 человек для работы на трудовом фронте. Бригаду организовать из бывших рабочих, проживающих в домах совхоза. Бригадиром назначить Цветкову. Бригаде выполнять все распоряжения военных частей на предъявленные работы.

10 декабря. С 11 декабря приступить к очистке парников с установлением рабочего дня с 8 до 17 часов. Оплата сдельная по соответствующим расценкам.

13 декабря 1941 года на отделении насчитывалось 35 рабочих, возглавлял их бригадир И. Ноздрачев (его и Хворостова еще в июле освободили от воинской повинности).

Далее следуют записи о том, что приказом директора агроном Н.И. Титченко переводится с седьмого отделения (Зенино) на третье отделение.

С 1 января 1942 года на отделении открывается столовая для обеспечения рабочих горячей пищей.

Дальнейшие распоряжения отражают подготовку к севу, борьбу за урожай 1942 года, агротехническую учебу, прием на работу, в основном, учащихся, подростков.

С 23 февраля для работающих на лошадях вводятся горячие завтраки.

6 мая выходит распоряжение о выдаче стахановских обедов и ужинов рабочим, выполняющим норму выработки на 150 %. А тем, кто выполнил две нормы, дополнительно к стахановским обедам и ужинам добавлялось по одному простому обеду и ужину.

В связи с тем, что налеты вражеской авиации продолжались, по-прежнему большое внимание обращалось на обеспечение сохранности бомбоубежищ, на противопожарное состояние жилых домов и хозяйственных построек, периодически проверялось состояние светомаскировки.

Запись от 7 декабря 1944 года гласит: «В связи с подготовкой к весеннему севу 1945 года, за перевыполнение норм выработки на вывозке удобрений на лошадях, а также на саночках, рабочим, в течение 15 дней выполняющим норму на 150%, выдавать по одному килограмму мяса, а за выполнение нормы на 200% за тот же период, выдавать по стакану молока ежедневно.

Чувствовалось уже приближение Победы, поэтому у хозяйства появились возможности поддерживать своих тружеников, не жалевших сил ради святого дела.

Не потом единым

В тот начальный период войны, чтобы выполнить повышенные задания сдачи сельхозпродукции государству, приходилось, конечно, напрягая мускулы, пролить реки пота. Напряженно работала и мысль: инженерная, агрономическая, зоотехническая, организаторская. Направление одно: как получить больше продукции и, желательно, с меньшими затратами. Рационализация, творческие находки поощрялись руководством.

Зимой 1942 года директор совхоза С.М. Коган и главный агроном К.А. Еремеев уже искали пути повышения урожайности. Решили испробовать загущение посадки капусты и посевов корнеплодов. Довод в пользу способа: сточные воды, которыми орошаются поля, несут настолько много питательных веществ, что капусту, например, без ущерба растениям можно уплотнить вдвое. Опыт провели с посевами столовых корнеплодов и двумя сортами капусты. Результаты превзошли ожидания. Капуста дала урожай, вдвое превышающий прежний. Тот же эффект принесли посевы свеклы и моркови. Правда, усиливали полив.

На площадях под теплолюбивые культуры (кабачки, огурцы) стали высевать уже в апреле редис, салат, укроп. Они не истощали почву, так как перед основными культурами проводились дополнительные поливы и подкормки калийными удобрениями.

Стали использовать повторные посевы. Прежде после уборки ранних овощей земля отдыхала до следующего года. Теперь на ней, дополнительно удобрив, выращивали культуры с коротким вегетационным периодом, что давало дополнительную продукцию, в которой нуждались население, трудящиеся, воинские части, госпитали.

Много хлопот всегда доставляла прополка. Бригадир П.П. Демёхина заметила, что на одном из ее участков, где не производилась весенняя вспашка, сорняков меньше. И поняла: осенью при вспашке семена сорняков накрываются толстым слоем земли, а весной плуг освобождает их, облегчает условия прорастания. Решили весной почву не перепахивать, а осенью делать более глубокую вспашку. По весне же — проводить культивацию с боронованием. Изменение технологии дало желаемые результаты.

Разработка производственного плана тесно увязывалась с организацией труда. С 1942 года отправным пунктом в планировании стало звено, а не бригада, как прежде. В составлении звеньевых планов участвовали все рабочие звена под руководством агронома. В планах указывалось, чего и сколько звено должно посадить-посеять и какой получить урожай. Предусматривалось количество удобрений для закрепленных участков, перечислялся инвентарь звена, определялась механическая и конная тяга, число подсобных рабочих, орощалыциков, пахарей и так далее. Самое важное то, что в плане отмечались не только посевная площадь звена в целом, но и размер делянок и грядок, закрепленных за каждым работником звена. Такой подход ликвидировал обезличку, определял личную ответственность каждого члена звена за выполняемую им работу. Новый порядок коренным образом изменил и систему оплаты труда. Если раньше заработок звена делился поровну между его членами, то теперь каждый получал в зависимости от количества собранной с его участка продукции. Естественно, повышалась заинтересованность каждого в результатах труда. Прибавим к тому сознание людей, понимание того, что от их работы зависит срок приближения Победы над врагом на фронте. Люди трудились, не покладая рук, от зари до зари.

Большое значение в достижении высоких результатов труда имело социалистическое соревнование. Организованное неформально, продуманно, оно захватило все ступени производственных процессов, все «этажи» предприятия, начиная от рабочего. Соревновались между собой члены первичных коллективов, звенья, бригады, отделения. И весь совхоз «Люберецкие поля орошения» соревновался с Люблинским совхозом (в 1942 году), совхозом «Озеры» (в 1943 году). Соревнование предусматривало и обмен передовым опытом, и взаимопомощь. Когда в Люблинском хозяйстве возникли затруднения с прополкой, совхоз «Люберецкие поля орошения» направил туда 300 рабочих. Две недели они работали вместе с люблинцами, пока все поля не очистили от сорняков. В нужный момент совхоз отправил около 20 тонн минеральных удобрений Люблинскому совхозу. Инженер-гидротехник Г.М. Коломийцев выезжал в Люблинский совхоз консультировать специалистов того хозяйства по вопросам оросительной системы. Совхоз «Люберецкие поля орошения» помогал совхозу «Озеры» семенами (выделено около 1,5 тонны), капустной рассадой (1,8 млн. штук), запчастями для тракторов, в выполнении плана по квашению капусты. В совхозных мастерских была изготовлена шинковальная машина производительностью до 18 тонн в сутки. Для установки ее в совхоз «Озеры» послали механика, а для квашения — одну из лучших бригад под руководством Н.Д. Езиной. Благодаря существенной помощи, совхоз «Озеры» план по квашению капусты выполнил в срок. В соревновании между хозяйствами совхоз «Люберецкие поля орошения» неизменно побеждал, но и производственные показатели соперников намного возрастали.

Для награждения коллективов отделений было предусмотрено переходящее Красное знамя. Лучшие бригады, звенья, трактористы награждались флажками. В процессе соревнования развернулось движение «двухсотников» и «трехсотников», то есть тех, кто выполнял производственные задания на 200 и 300 процентов. В первой полови­не 1942 года их насчитывалось 14 человек, а к концу 1942 года стало 95 человек. А стахановцев, тех, кто постоянно перевыполнял намного задания, к концу 1942 года насчитывалось около 500.

Поиск новых эффективных методов хозяйствования, совершенствования технологии здесь показан в основном на примерах из земледелия. А ведь творческим духом, стремлением к достижению большего были проникнуты все отрасли совхоза, все службы. О начальнике автопарка И.И. Бероеве, его инициативах по восстановлению автомашин говорилось выше. Они многого стоили: ему, потратившему много сил и времени, и для совхоза как ценное приобретение. Добрую память оставил о себе и начальник машинно-тракторной ма­стерской Алексей Григорьевич Кашаров. Не счесть, сколько ценных рационализаторских предложений выдвинул и внедрил он вместе со своими подчиненными.

Год 1942-й стал для совхоза «Люберецкие поля орошения» трудным экзаменом. Год завершился крупными производственными успехами. Совхоз сдал государству 17800 тонн овощей и картофеля, выполнив план на 120,3%. 1 февраля 1943 года исполком Московского областного Совета подвел итоги социалистического соревнования совхозов Московской области за 1942 год. В решении Мособлисполкома отмечено, что лучших результатов в соревновании добился совхоз «Люберецкие поля орошения». За успешное выполнение и перевыполнение заданий по сдаче овощей, снижению себестоимости продукции, экономии средств исполком Мособлсовета принял решение оставить переходящее Красное знамя за совхозом «Люберецкие поля орошения». По итогам соревнования за 1942 год совхозу было присуждено также переходящее Красное знамя ВЦСПС и Наркомата совхозов.

Принимая знамя, директор совхоза С.М. Коган заявил:

- Мы гордимся высокой честью и понимаем, что получение знамени обязывает нас работать еще лучше.

От имени коллектива директор заверил, что в следующем году совхоз даст фронту и тылу еще больше сельскохозяйственных продуктов.

Нужно было искать дополнительные резервы повышения объемов производства. Один из путей - расширение посевных площадей. Но для освоения новых земель, полученных от раскорчевки и осушения болот, требовалось подвести к ним оросительные системы. В условиях военного времени задача оказалась весьма сложной. Но и здесь труженики хозяйства с энтузиазмом взялись за ее выполнение, и за 1943 год увеличилась протяженность оросительной системы с 450 до 550 километров. Теперь она охватывала 1100 гектаров вместо 900 в 1942 году. Новые 100 километров сети прибавили только под овощи 100 гектаров.

Продолжались поиски новых эффективных приемов агротехники. Агроном второго отделения Ф.А. Щукин испробовал и успешно ранний посев огурцов. Еще большее распространение нашли повторные посевы. К ноябрю 1943 года совхозное стадо уже насчитывало 515 коров. Лошадей стало 195, но для сельхозработ требовалось больше, и потому попробовали использовать 30 пар бычков, не имевших племенной ценности. В 1943 году в совхозе организовали овцеводческую ферму, где выращивались 500 метисов-мериносов.

Год совхоз завершил успешно: государство получило 18300 тонн овощей, более 250 тонн молока и 180 тонн свинины.

Зимой 1943 года труженики совхоза приняли участие в сборе денежных средств на строительство танковой колонны «Рабочий совхоза». Перечислили всего 162 тысячи рублей. Директор совхоза С.М. Коган внес 1500 рублей, главный агроном К.А. Еремеев — 1200 рублей. Многие управляющие, бригадиры, агрономы, звеньевые, рабочие подписывались на два месячных оклада.

Год 1944-й предприятие также работало в напряженном ритме, но в слаженном взаимодействии всех подразделений и служб. Выросли, обрели опыт и трудовую закалку в тяжелых условиях военного времени кадры бригадиров, трактористов, животноводов, полеводов, тепличниц. В 1944 году хозяйство сдало государству еще больше продукции, чем в 1943 году, например, овощей — 18500 тонн.

Тот год стал особо памятным в истории хозяйства. Ему вручили Красное знамя Государственного Комитета Обороны. Высокая награда стала символом признания заслуг тружеников, добившихся увеличения производства сельскохозяйственной продукции для обеспечения ею фронта и тыла.

Ветеран совхоза, в прошлом председатель рабочкома Вера Мартыновна Шмуккер о том дне вспоминала так:

- Вручение совхозу Красного знамени Государственного Комитета Обороны состоялось в декабре 1944 года. Торжественное собрание проходило в старом деревянном клубе. Вручал Красное знамя бывший в ту пору начальником главка совхозов НКСХ СССР Дмитрий Александрович Кривошеин. В президиуме собрания вместе с руководителями и передовиками совхоза находились секретари Ухтомского райкома партии В.П. Алексеев, Н.Н. Баталов, Колосов, председатель исполкома райсовета В.П. Орлов, представители соревнующегося с нами совхоза «Озеры».

Зрительный зал клуба вместить всех желающих, естественно, не мог; он был рассчитан всего на 150 мест, поэтому многие сидели в столовой, которая соединялась с клубом дверью. Она была открыта и, таким образом, люди могли слышать все, о чем говорилось в зале.

Помню, с ответным словом выступали директор совхоза С.М. Коган, заместитель секретаря партбюро совхоза управляющий вторым отделением В.А. Калинников, управляющий третьим отделением П.И. Иров.

А потом было чествование передовиков совхоза, среди которых были Глазихина, Езина, Раковская, Васильева, Демёхина, Царева, Барбашева, Грачева, Есипов и многие другие.

В 1944 году, «урожайном» на награды, директор совхоза С.М. Коган был удостоен ордена Трудового Красного Знамени. Орденом «Знак Почета» награжден инженер-мелиоратор совхоза Г.М. Коломийцев. Десятки тружеников предприятия были награждены медалью «За оборону Москвы».

В атмосфере трудовых буден, напряженных, наполненных и радостями успехов и горестями от потерь близких людей, уже витал дух приближающейся Победы.

О том самом радостном дне — 9 мая 1945 года рассказывает Вера Мартыновна Шмуккер:

- Накануне мы, директор совхоза С.М. Коган, главный ветврач В.В. Шмелев, управляющий отделением П.И. Иров и я, тогда председатель рабочкома, с водителем Г.С. Синельниковым поехали в совхоз «Озеры», с которым во время войны соревновались. И там ночью узнаем: «Победа!!!» Сразу мчимся обратно. В совхозе уже ликование, люди плачут, кого переполнило счастье, а кому отчетливее почувствовалась боль безвозвратных потерь, вспомнились погибшие на фронте близкие. По приказу директора объявили 9 мая нерабочим днем. В каждом отделении организовали бесплатное угощение сверх всяких норм. Самодеятельность, не зная устали, старалась вовсю. Грандиозный, невиданный праздник!

Вдали от дома

По фронтам, по флотам рассеяла военная судьба работников совхоза. В окопах, блиндажах, землянках, в вагонах, эшелонах, на маршах, в перерывах между боями думали они, воины, о родном доме, о близких сердцу людях. Не забывали и о своем совхозе, интересовались, как он без них. И о них тоже думали — матери, жены, дети, братья, сестры, товарищи по работе, которые самоотверженно трудились ради общего святого дела.

В конце ноября 1943 года директор совхоза С.М. Коган получил письмо с фронта. Писал Петр Пантелеевич Есипов, работавший в шестом отделении хозяйства орошалыциком: «Уведомляю Вас, Семен Маркович, что нахожусь сейчас на передовой, и жизнь моя проходит в боях с немецкими гадами, которых мы гоним и уничтожаем, освобождая родную землю. О себе скажу, сражаюсь я не щадя сил и жизни, как верный сын своей Родины. Командование наградило меня медалью «За отвагу» и орденом Отечественной войны...

...Еще хочу спросить Вас, Семен Маркович, как наш совхоз справляется с работой, какой нынче урожай. Передайте от меня привет всем нашим рабочим и работницам. Надеюсь, что они отдают все силы ради того, чтобы получить хорошие урожаи. Этим коллектив поможет скорее очистить советскую землю от фашистских захватчиков»...

П.П. Есипов воевал на фронте сапером, мужественно выполнял самые опасные задания. С войны вернулся кавалером многих боевых наград.

Кем только не пришлось быть на фронте труженикам совхоза!

Мария Николаевна Волкова (в девичестве Трушина) работала в третьем отделении полеводом в комсомольско-молодежном звене П.П. Демёхиной. И послали девушку на курсы военных поваров, где она освоила приготовление пищи в полевой кухне.

Она рассказывала: «Попала я в отдельный саперный батальон. Вот где солдатам нашим тяжко приходилось — они и проходы в минных полях разминировали для разведчиков, они и переправы наводили через реки, они и блиндажи строили, и мины ставили. Редко, когда по ним не стреляли, или когда они сами не отстреливались. А сколько их погибало, бедных!»

И сама Мария под обстрелы сколько раз попадала. Однажды приказал ей комбат находиться в укрытии с кухней, пока бой не окончится. А бой идет и идет вперед. « С одной стороны приказ с места не сниматься, а с другой - бойцы не кормлены чуть ли не десять часов кряду, - описывала ситуацию Мария Николаевна. — Решила: поеду на передовую! Подняла раненных ребят: сама запрячь лошадей бы не смогла, а возница мой в том бою участвовал. Говорю бойцам: у меня в котле кашица может прокиснуть, так что давайте, ребятки, помо­гайте... Когда приблизились к селу, за которое бой шел, убитых было, что снопов в поле — и наших, и немцев. От села того уже ничего не осталось, только церковь. А тут и бой затих, и стали сбегаться солдаты со всех сторон с котелками - и из нашего батальона, и из других. Оказывается, моя кухня из всех первая прибыла на передовую. Комбат рад был, что я догадалась привезти пищу. Вскоре мне медаль вручили «За боевые заслуги».

Мария Николаевна вернулась в хозяйство и потом долгие годы трудилась шеф-поваром в совхозной столовой.

Дмитрий Степанович Лобзенко до войны работал в совхозе трактористом, шофером. Он рассказывал: «За годы войны кем я только не воевал: и пехотинцем, и пулеметчиком, и артиллеристом, и чуть было не стал кавалеристом. И только после ранения вернулся в свою бронетанковую часть. Воевал под Москвой, Воронежем, в Восточной Пруссии. Дважды был ранен, контужен, а когда война кончилась, наша часть в полном составе отправилась на Дальний Восток. Когда война с Японией закончилась, я еще два года служил в Корее. В совхоз вернулся в 1947 году».

Егор Семенович Лапшин, старейший в совхозе водитель, рассказывал: «В самом начале войны вместе с машиной я был мобилизован. Вскоре попал на фронт и все четыре года колесил по дорогам войны. А дороги на войне сами знаете — сплошь грунтовые, с воронками от бомб, от снарядов, но самые опасные — заминированные. Подвозил боеприпасы, таскал на прицепе пушки. А однажды приказали ночью вдоль берега реки машину гонять, создать видимость подготовки к наступлению. Ад был кромешный. Осенью сорок пятого вернулся в совхоз. Помню, Бероев, завгар, шутя, конечно, пристал ко мне: «Почему без машины вернулся? Где ее оставил? Собирай теперь из утиля машину и работай!»

«Покидая родной совхоз, клянусь, что буду бить врага до полного его уничтожения. Клянусь, что буду защищать Родину до последней капли крови, до последнего дыхания.

Мое пожелание товарищам по работе — честно и самоотверженно трудиться на своем месте, дать Красной Армии и городам больше продукции...» (Из письма Дмитрия Зотовича Романова, физрука совхоза. Письмо опубликовано в районной газете «Ухтомский рабочий» в июле 1941 года. Дмитрий Романов пал смертью храбрых в бою против немецко-фашистских захватчиков).

«Летом сорок первого в числе мобилизованных в Красную Армию шоферов был и мой отец, Федор Клементьевич Синельников, - вспоминала Анна Федоровна Синельникова, в прошлом работница второго отделения. - Осенью того же года мобилизовали и меня, и я всю войну проработала в госпиталях. Мы постоянно переписывались с отцом, он воевал на Ленинградском фронте. Однажды после ранения отец приезжал к нам на побывку. Это была наша последняя с ним встреча. Летом 1944 года отец погиб под Черниговом. Его фронтовой друг Николай Баранов написал в письме: «Мы везли на машинах к передовой боеприпасы, под машиной вашего отца взорвалась мина». Мой отец работал в совхозе с первых дней его основания».

Одним из первых работников совхоза был и Семен Афанасьевич Неудахин. Его призвали на третий день войны, и он, начав ее солдатом, закончил офицером. Воевал под Сталинградом, на Украине, в Белоруссии, участвовал в штурме Кенигсберга и Берлина, в освобождении Чехословакии.

«В августе 1942 года, - рассказывал Дмитрий Петрович Костин, - меня призвали в армию. Попал на Ленинградский фронт в бригаду морской пехоты. Больше двух месяцев провоевал в ней. При прорыве немецкой обороны разрывной пулей мне разворотило ключицу, а разорвавшаяся рядом мина контузила. В августе 1943 года я вернулся домой на 6-е отделение, там работали мой отец, мать, сестра. Поставили меня бригадиром на поливе. До 1960 года там работал».

Добрую память оставила о себе врач совхозного медпункта Валентина Васильевна Арабей. На войне она служила врачом в госпиталях. «Как ни тяжело было, но вспоминается больше светлого, - рассказывала Валентина Васильевна. — Делаю однажды обход, и в одной из палат раненый встречает меня удивленными глазами:

- Доктор, скажите, у Вас есть сестра? Она в Косино, в совхозе врачом работает...

- Так это же я и есть, - отвечаю ему, а самой так радостно стало, ну как же, земляка встретила. Им оказался Николай Ефимович Кузьмин. Он шофером в совхозе работал.

А однажды в прифронтовом госпитале встретила коллегу — врача Косинской амбулатории Варвару Васильевну Анищенко. Господи, сколько было воспоминаний, даже всплакнули».


Яндекс.Метрика