RSS

Косинская средняя школа во время войны

Самая дорогая реликвия

В День знаний директор школы № 1022 Андрей Александрович Новиков, обращаясь с напутствием к юным, собравшимся в поход постигать науки, сказал:

- В нашем школьном музее хранятся экспонаты, которые отражают нашу историю: страны и школы. И самая дорогая реликвия — Красное знамя, врученное школе во время Великой Отечественной войны и переданное нам на постоянное хранение. Помните о том и будьте достойными преемниками тех, кто завоевал эту почетную на­граду в тяжелое, тревожное время.

Может, не в точности так, но подобные слова довелось мне слышать из уст директора Косинской средней школы Людмилы Сергеевны Щедровой 1 сентября 1945 года. Тогда мы, окончившие школу на Полевой (в ее здании сейчас размещена детская поликлиника), пришли на Школьную (теперь Оранжерейная) учиться в 5-й класс. Может, не все поняли мы так, как хотелось директору, но что за словами Людмилы Сергеевны стояло нечто возвышенное, священное, каждый из нас почувствовал. Тем более что в школьном строю находились стар­шеклассники, которые внесли свою долю труда в достижения, отмеченные высокой наградой. Директор Л.С. Щедрова назвала их. И наверняка похожие слова, произнесенные директором школы Галиной Кирилловной Пяткрестовской, звучали перед учениками следующих поколений. И Анна Николаевна Петрикеева в старом и новом здании косинской школы проникновенно рассказывала о Знамени.

Есть множество старых школ в Москве с хорошими музеями, хранящие славные традиции, бережно относящиеся к своей истории. Но Красное знамя наркомата, заслуженное в лихую годину, - дорогое достояние и гордость тех, кто в этой школе учился и работал.

И сразу шагнули в историю

К середине 30-х годов прошлого века поселок Косино не мог дать детям среднее образование. Окончившие семилетку шли учиться в Люберцы и соседние населенные пункты. А юное население прибывало. Тогда в недавно организованный совхоз «Люберецкие поля орошения» потянулись люди из Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Воронежской областей. Народ сельский, семьи традиционно многодетные.

Поэтому открытие в поселке Косино в 1939 году двухэтажной кирпичной средней школы стало событием знаменательным. И улица по праву обрела название Школьной. В 1940 году директором Косинской средней школы назначили Федора Ивановича Шунина. Вчерашние семиклассники стали восьмиклассниками и самыми старшими в школе.

В классе царил дух дружбы, взаимопомощи, здоровой состязательности. Шефство над младшими, тимуровское движение, походы, экскурсии, кружки, политучеба — везде застрельщиками выступали старшие. Они составили основу комсомольской организации школы. Интересная кипучая жизнь бурлила в школе. И учились ребята хорошо.

Они перешли в 10-й, и последний год их учебы пришелся на начало Великой Отечественной войны. Уже летом 1941-го юноши 9-10 классов копали окопы и противотанковые рвы на дальних подступах к Москве. Ребята выпускного класса пережили тревожные дни и ночи осадного положения столицы, холод, и недоедание, и все лишения того времени.

И вот первый выпуск — 16 юношей и девушек. Директором уже была Людмила Сергеевна Щедрова. Большая часть выпускников сразу шагнули в пекло великой битвы против фашизма. Они словно прошли следом за прежним директором школы Федором Ивановичем Шуниным. Его проводили на фронт 30 июля 1941 года. Воевать он начал на Западном фронте в штабе артиллерийского полка. А позже, в 1942 году, Федор Иванович участвует в боях под осажденным гитлеровцами Ленинградом. Осколок вражеской мины попадает Федору Ивановичу в позвоночник, и его с тяжелым ранением отправляют в госпиталь. К прискорбию родных и друзей, пришло потом горестное извещение: «...Шунин Федор Иванович, 1908 года рождения, в бою за социалистическую Родину, проявив геройство и мужество, заболел 27 марта 1943 года на фронте и умер 15 декабря 1943 года в эвакогоспитале № 1253 от туберкулеза позвоночника и легких. Похоронен на Восточном кладбище в городе Омске». Память о нем, умелом воспитателе, хорошем организаторе, жизнерадостном человеке, хранит школа.

Они были готовы самоотверженно защищать Родину, старшеклассники, выпускники 1942 года. Так их воспитала школа, и они не уронили чести ее учеников. Их образы и голоса из того времени и сейчас волнуют, а тогда жили, учились и работали знавшие их в лицо, говорившие, дружившие с ними.

Сашу Померанцева уже в августе 1942 года направили в Болшево, в инженерное училище, где готовили подрывников, саперов. Через год и три месяца он уже воюет на Втором Украинском фронте в Черкасской Краснознаменской ордена Суворова стрелковой дивизии командиром саперного взвода. Ему 19 лет, и во взводе молодого офицера больше половины личного состава вдвое его старше. Но его уважают бойцы — за храбрость, за то, что не белоручка. Идут тяжелые наступательные бои. И саперы, не зная отдыха, ночами разминируют проходы, проводят разведчиков через минные поля, наводят переправы, ставят фугасы на танкоопасных направлениях на случай вражеских контратак. Военно - инженерную науку и ее применение хорошо освоил лейтенант Александр Померанцев. В последнем письме от 30-го мая 1944 года он сообщал: «Здравствуй, дорогая мамочка! Давно я уже не писал тебе писем, совсем не было времени. Ты, наверное, слышала по радио о новостях на нашем фронте. Там нахожусь и я. Все время гоним немцев. Эти герои настоящим образом удирают босиком и без сапог. Мамуля, я вскоре вышлю тебе новый аттестат, потому что тот действителен по апрель. Мамуля, дела мои сейчас идут хорошо, с немцами разделываемся, как повар с картошкой. Многие будут помнить наш полк. В общем, за меня не беспокойся».

Но как не беспокоиться матери, которой сообщили и подтверждали потом, что ее сын пропал без вести!

И хочется здесь сказать словами поэта Геннадия Шпаликова:

«Всех без вести, всех без вестей пропавших, -

А сколько их пропало за войну!-

Всех ребят, ребят, России не продавших,

Как сумею, как умею, помяну!»

Григорий Бутрименко после школы попал в пехотное училище, находившееся в городе Воткинске. А в апреле 1943 года его уже отправили на фронт. Готовилась гигантская Курско-Орловская битва, и в спешном порядке стягивались войска в огромном числе. В начавшемся с приходом июля 1943 года наступлении фашистских войск гибли ежедневно десятки тысяч солдат и офицеров с нашей стороны и со стороны противника. Гибли целиком роты, батальоны и даже полки. Враг не продвинулся вперед, как намечал, а вскоре покатился назад. Уже 18 августа, когда сражения с огненной дуги перенеслись на украинскую землю, в одном из боев погиб Григорий Бутрименко. Похоронили его на хуторе в Сумской области.

У Бориса Нилова мама Александра Александровна работала учительницей в начальных классах. Она была и первой учительницей у одноклассников Бориса, окончивших школу в 1942 году. За самоотверженный труд ее позднее наградят орденом Ленина. В 1942 году Бориса Нилова направили в военное училище. Он стал минометчиком. Борис тоже попал на Курско-Орловскую дугу. Полк, в котором он воевал, занимал оборону около деревни Гранки недалеко от Орла. Здесь шли ожесточенные бои, и в одном из них Борис Нилов погиб геройской смертью.

Сергея Петрова в сентябре 1942 года призвали в армию и направили на Балтийский фронт. Данные о нем скупые, но по всему чувствуется, что он добросовестно выполнял воинский долг. Очевидно, Сергей воевал в осажденном Ленинграде в полку морской авиации. Скорее всего, был механиком самолета. Сопоставляя имеющиеся данные, можно сделать предположительный вывод: после окончательного освобождения от фашистской блокады Ленинграда полк (истребительный или штурмовой) в марте 1944 года перебазировался. Сергей погиб в конце 1944 года при выполнении служебных обязанностей на острове Балтики, куда его командировало командование.

Пока живы были, они писали письма, с интересом спрашивали, как дела в школе. А школа жила свойственными ей заботами соответственно военному времени.

В один из февральских дней 1942 года в конторе совхоза «Люберецкие поля орошения» между его директором Семеном Марковичем Коганом и директором школы Людмилой Сергеевной Щедровой шел обстоятельный разговор. Начался он с того, что Людмила Сергеевна попросила директора совхоза организовать для учащихся школы обучение сельскохозяйственным профессиям. Восьмой месяц шла война. Только что отогнали фашистские полчища от Москвы. Ребята и их старшие товарищи-учителя столкнулись с неизвестными прежде неизбежными спутниками военного времени — тяжким трудом, лишениями, голодом и холодом. Сколько оно еще продлится, неизвестно, но как бы тяжело ни было, на земле в лихолетье легче выжить. Какая-никакая, а еда вырастит. Опять же, восстанавливать разрушенное войной хозяйство неизбежно потребуются трактористы, полеводы, парниководы, тепличницы, слесари. А из них потом вырастут знающие вкус пота и запах земли дипломированные специалисты. А тут рядом поле, практика - под рукой.

Семен Маркович усмотрел в просьбе директора школы обоюдную выгоду. Тяжелейший период переживал совхоз. Большая часть мужчин — квалифицированные кадры, специалисты — мобилизованы в Красную Армию. Катастрофически не хватает техники и рабочих рук. Только что возвратилась часть работников и крупного рогатого скота, которые отправлялись в эвакуацию. И сейчас многие участки производства приходится задействовать заново. Так что школа представляла собой существенный резерв рабочей силы. «С севом весенним как-нибудь сами управимся, - подумал директор совхоза, - а последует за ним уход за посевами и посадками, потребуется много ручного труда, особенно на прополке». С.М. Коган высказал свои предложения.

Поскольку учащиеся седьмых-восьмых классов имели желание освоить трактор, для обучения их обращению с железным конем руководство совхоза выделило механика Курбатова. Впоследствии из его подопечных выросло поколение совхозных механизаторов.

Просьбу совхоза о помощи в школе встретили с энтузиазмом. Ребята понимали ее как помощь фронту в ускорении разгрома фашистских захватчиков. Еще не оттаяла земля, а уже в школе сформировались ученические бригады во главе с учителями. Количество и состав бригад менялись в зависимости от сезона и потребностей в людях в отделениях совхоза.

Неизменным оставались боевой дух, соревнование за высокую выработку. Как правило, поступали ученические бригады в распоряжение управляющих отделениями.

Во втором отделении (управляющий В.А. Калинников) весной и летом 1942 года работала бригада из 43 учащихся под руководством учителя математики А.И. Ступака. Интересным человеком и педагогом был Александр Иванович: на уроках успевал опросить весь класс и наставить частокол двоек в журнал по алгебре или геометрии. А на следующем его уроке учащиеся, как настеганные, бегло отвечали, демонстрируя прочные знания и влюбленность в математику. И рядом с прежним, вырастал новый забор - уже из четверок и пятерок. Метод «встряски мозгов» действовал безотказно. Автор данного повествования прочувствовал науку Александра Ивановича в полной мере, но то случилось пятью годами позже описываемых событий. И организация труда в бригаде А.И. Ступака отличалась четкостью. За месяц, со 2 июня по 4 июля, ребята посадили в открытый грунт 120 тысяч корней капусты, набрав предварительно ее из парников 200 тысяч корней. Одновременно бригада прополола морковь на 7 гектарах, промотыжила 70 соток картофеля, собрала 287 кг укропа, 197 кг петрушки. Как отмечалось тогда в рапортах, по-стахановски работали Федя Насонов, Нина Хомякова, Мария Маркина, Анатолий Черваков, Тамара Червакова, Надя Матросова, Нина Жукова, Мальвина Новикова, Клава Осокина, Нина Трофимова.

Самая, пожалуй, нудная и неблагодарная работа на земле — прополка. Но обойтись без нее нельзя. Сорняки могут свести урожай на нет. И учащиеся Косинской средней школы за 1942-1943 годы выполнили более половины всех прополочных работ на полях совхоза!

К месту будет сказано, что, несмотря на трудности, совхоз «Люберецкие поля орошения» за 1942 год укрепил свои позиции по производству сельскохозяйственной продукции. Исполком Московского областного Совета в решении отметил, что хозяйство добилось лучших результатов в области в социалистическом соревновании. Кроме того, совхозу за 1942 год по итогам соревнования было также присуждено переходящее Красное знамя ВЦСПС и Наркомата совхозов СССР. Высокие оценки и награда увенчали огромный труд работников сохоза и юных помощников - учащихся Косинской средней школы.

Тысячи тонн овощей и картофеля убраны их руками. Организацию труда в ученических бригадах руководство совхоза ставило в пример. Как уже говорилось, во главе бригад стояли педагоги. Бригады подразделялись на звенья. Звеньями руководили избранные учащимися ребята. Между звеньями и бригадами кипело соперничество за наивысшую выработку. Ход его отражался в боевых листках, молниях, экранах соревнования.

Надо заметить, что на полях совхоза «Люберецкие поля орошения» с весны до осени трудились учащиеся из разных школ Ухтомского (Люберецкого) района, из Перова, других мест города Москвы. Но ребята из Косинской средней школы считали долгом чести на своей земле быть всегда впереди. Одно время во втором отделении совхоза на уборке овощей одновременно работали учащиеся Косинской средней и 103-й московской школ. Там тоже народ подобрался упорный, боевой. И те, и другие старались не отстать. Однажды при подведении итогов рабочего дня оказалось, что москвичи задание выполнили на 160 процентов, а косинцы - на 200. Ребята из московской 103-й пообещали, что на следующий день косинцев перегонят. Весь рабочий день обе стороны трудились до седьмого пота и далее, шла упорная борьба за первенство. Когда в конце дня подсчитали, оказалось, что московские ребята выполнили более трех дневных заданий! Правда, и косинские ребята отстали не намного, сделав три дневных задания! Вдумаемся в цифры: 200 процентов, 300 процентов...Нормы не для потешного трудового войска были разработаны, а со всей серьезностью. И выполнить их требовалось напряжение. А уже перевыполнить — значит, не щадить себя, все силы и мысли направить на одно — победить! Сколько проявлено ребятами разумной инициативы, сознательности, хозяйского подхода к делу!

Отмеченное может показаться кому-то из читателей преувеличением. Но что интересно: в 1944 году (прошу обратить внимание на дату) вышла книга «Совхоз «Люберецкие поля орошения». Книга выпущена Сельхозгизом, а написана группой авторов под руководством А.Н. Зеверова. В издании рассказывается о решении коллективом совхоза производственных задач в условиях трудного военного времени за 1941-1944 годы и показан опыт передового хозяйства. Конечно, главное внимание уделено показу трудовой доблести рабочих, специалистов, администрации совхоза. Но, очевидно, пройти мимо участия в производственном процессе учащихся, умалить их вклад в успехи коллектива совхоза, авторы не могли. Их строки, как живые голоса из того трудного времени, рассказывают нам:

...Как-то в августе 1943 года на уборке моркови ребята-возчики (и с лошадьми научились обращаться) из-за нехватки транспорта не успевали отвозить корнеплоды на склад. В поле оставались корзины с морковью. Стемнело, уборщики, закончив свою работу, ушли домой. А возчики, понимая, что ночью может пойти дождь и намокшая продукция долго на складе не пролежит, продолжали вывозить убранное до одиннадцати часов ночи, пока в поле ничего не осталось.

Некоторые старшеклассники нанимались на летнее время сторожами в совхоз и стерегли поля, оберегая урожай от расхитителей.

Те, кто пока сидели за партами, старались быть достойными старших товарищей. Они понимали, что ударным трудом и хорошей учебой, делами для школы убавят взрослым забот в их нелегкой повседневной жизни. И помимо работы на полях старшеклассникам приходилось заботиться о дровах и торфе для отопления школы. Ученики шефствовали над ранеными в госпиталях, посылали письма и посылки в действующую армию, помогали семьям фронтовиков.

После войны вышла брошюра А.М. Филиппова «Общественно-полезная (так в оригинале. Прим.автора) работа учащихся средней школы». В брошюре приводятся примеры доблестных дел косинских школьников во время Великой Отечественной войны. «Так интенсивно работали на полях совхоза, подсобного хозяйства (очевидно, трикотажной фабрики. - Прим. автора) и торфоразработок старшеклассники Косинской средней школы, - писал А.М. Филиппов. — Результаты их работы: прополото свеклы, моркови, капусты, других овощей и картофеля — 175 га; промотыжено 1,5 га капусты; заготовлено рассады капустной 450 тысяч корней, связано 250 тысяч пучков моркови и 200 тысяч пучков свеклы...

Одновременно 10 школьников участвовали в оркестре, выступали в совхозном и фабричном клубах, в госпиталях».

А.М. Филиппов рассказал далее: «...комсомольско-молодежное звено получило задание от бригадира, но комсомольцев срочно вызвали в военкомат. Во время их отсутствия младшие ребята остались работать допоздна, ушли поздно вечером, но работу старших сделали сполна».

И еще любопытные данные. Автор брошюры утверждает, что в 1944 году Косинскую среднюю школу МК ВЛКСМ и Мособлоно наградили почетной грамотой и премией 5 тысяч рублей.

А главная награда - Красное знамя Наркомата совхозов СССР с премией в 10 тысяч рублей заслуженно заработана учащимися школы в 1943 году. О том поведал читателям «Пионерская правда» 21 сентября 1943 года. В газете назывались фамилии директора школы (тов. Щедрова) и секретаря комсомольской организации (тов. Подлюк).

Людмила Сергеевна Щедрова еще долгие годы пробудет на посту директора Косинской средней школы. Ее наградят орденом Ленина, присвоят ей звание заслуженного учителя РСФСР. Но та награда школе станет святыней для Людмилы Сергеевны и для всего коллектива и последующим поколениям учителей и учащихся.

Лилия Станиславовна Подлюк после школы будет работать в совхозе «Люберецкие поля орошения», а потом переедет в Лыткарино. Судьба ее будет связана с С.З. Бесединым и Лыткаринским заводом оптического стекла.

А впереди от получения награды до дня Победы стояли 19 наполненных неизвестностью, тяготами и лишениями месяцев. Но как-то увереннее люди, взрослые и дети, смотрели вперед: Красная Армия неудержимо наступает, а мы, как можем, помогаем ей громить врага. О жизни школы в то время, когда война покатилась к победному концу, ярко и обстоятельно рассказала дочь легендарного партизанского командира, Героя Советского Союза А.П. Бринского Валентина, которую судьба привела в 1944 году в Косинскую среднюю школу. Итак, слово Валентине Антоновне.

...Наша косинская школа отличалась от тулунской тем, что в классе было больше мальчишек, но безотцовщина такая же, как в Тулуне. Из 40 человек нашего класса можно сосчитать по пальцам, сколько с фронта вернулось отцов. Помню свой первый день в косинской школе. Нашла свой 8-й класс. Захожу. Первый, кто меня встретил, был Толька Романов. Он был рослый мальчишка и классный заводила. Посмотрел на меня сверху вниз: «Девочка, ты заблудилась, здесь не детский садик». Как и в Тулуне, я была «Молекулой». А уж в 9-м классе, когда у нас были свои «шестерки», «четверки» - по количеству мальчиков и девочек, которые между собой дружили, Толька любил припевать: «Валенька, Валенька, чуть побольше валенка!» Да, это было в зимние каникулы, в которые нас возили далеко за поселок разбирать армейские блиндажи. Война в 45-м шла к концу, и дрова в школе кончились. Мы все каникулы разбирали по бревнышку блиндажи, дрова возили в школу, каждый класс - в свой класс. Расколотые дрова укладывали штабелями вдоль задней стенки класса в два ряда до самого потолка. Мы учились во вторую смену, а в первую — малыши-первоклассники. Дежурные не только мыли ежедневно полы, но и каждое утро топили печь, как и в Тулуне. Правда, здесь не было трескучих морозов, да и дрова высохли в блиндажах за время войны. Но хлеб, который брали с собой во время наших поездок на разборку блиндажей, замерзал. Мы его быстро съедали, а запасливый Роман прятал свой пай за пазуху овчинного полушубка. Не жадничал, делился хлебом с запахом пота и овчины. Кажется, это такой пустяк, но Роман эти кусочки хлеба отрывал от своей карточной пайки.

А вообще мальчики нашего класса были прекрасными и верными товарищами. Как они нам помогали, когда мы, четыре девочки - Майя, Варя, Люся и я - подрядились в школе за 25 рублей мыть не только свой класс, но и коридоры и лестницу двух этажей в конце каждой недели! Мальчики таскали воду из колонки, грели ее, терли - шоркали голяками некрашеные серые школьные полы, выносили помои. Мытье полов заканчивалось далеко за полночь.

А заработанные нами деньги мы тратили на билеты в «Ленком». Нашему классу повезло — знакомая Майки артистка «Ленкома» доставала на всех дешевые билеты и бесплатные контрамарки. А «Ленком» той поры - это легендарная Валентина Серова, та самая, сыгравшая в фильме «Жди меня» главную роль - жену партизанского командира - первого партизана, которого мы видели, пусть и «киношного». Увидеть живую кинозвезду — это ли не счастье для нас? В ту военную пору немного было поводов для счастья.

Ходили мы не только в театр, но и ездили в Москву на премьеры какого-нибудь трофейного фильма. Помню, как мы приехали в «Ударник», выстояли длинную очередь. На контроле меня не пускают: «Дети до 16 лет не допускаются». И опять вездесущий Роман. Он положил свои громадные рукавицы мне в валенки, еще кто-то дал свои... Словом, я сразу «выросла», и перед последним звонком мы все промчались к своим местам.

Мальчишки, мальчишки... первые наши тренеры, первые учителя...

Осмелюсь прервать рассказ Валентины Антоновны, чтобы вставить свою реплику: то военное поколение ребят, те ученики Косинской средней школы, Валины одноклассники, сердцами были ближе к заботам страны, острее переживали ее неудачи и, конечно, с восторгом и гордостью встречали известия о наших успехах на фронте. Ребята хорошо знали о героях и подвигах Зои Космодемьянской, Лизы Чайкиной, Александра Матросова, своих сверстников Вали Котика, Вити Черевичкина, Володи Дубинина. Саши Чекалина. Их образы волновали и показывали, каким надо быть. А в классах висели потрепанные географические карты, на которые флажками отмечалась линия фронта. В 44-м и с начала 45-го она ежедневно передвигалась в одном направлении — на Запад! И всем известны были фамилии полководцев, фронты и армии, которые изменяли географию и историю в нашу пользу.

А теперь представим обстановку в районе, виденную глазами Вали Бринской.

...Приближалась весна 45-го года. Москва чуть ли не каждый вечер озарялась победными салютами. Мы с нетерпением ждали вечера, чтобы полюбоваться очередным салютом по случаю освобождения наших городов.

В Косино было два «наблюдательных пункта», откуда хорошо просматривалась вся панорама праздничного салюта. Один находился в самом конце нашей Большой Косинской улицы, ближе к огородам совхоза «Люберецкие поля орошения». Эти совхозные поля были памятны тем, что весной и летом, в дни школьных каникул, мы пропалывали от сорняков, рыхлили и прореживали эти бесконечно длинные полосы земли с морковью, свеклой и капустой. Особенно тяжело было работать в полдень, когда солнце нещадно палило, когда дожди выпадали редко, когда сорняки были на голову выше всходов и «давили» их. Вторая и третья прополка были намного легче. Здесь можно было при прореживании погрызть морковку и свеклу. Итак, чтобы увидеть победный салют над Москвой, мы бежали в сторону совхозных полей.

Но чаще мы бегали в противоположную сторону, к Белому озеру. На его берегу стояла знаменитая на весь Союз Косинская трикотажная фабрика, на которой работало почти все женское население поселка. Рядом с фабрикой с одной стороны располагался фабричный клуб, а с другой - церковь, превращенная в складское помещение...

Белое озеро - наш бассейн летом и каток зимой. Мне уже было 15 лет, а я не умела плавать. Но добровольные косинские тренеры за одно лето научили не только держаться в воде, но и овладеть стилем «брасс». А коньки! Купили нам с Тамарой одну пару «снегурочек», которые прикручивались при помощи бечевки и палочек к валенкам. Первые шаги на «снегурочках» делались на проезжей части Большой Косинской улицы, накатанной санями до блеска. Мы цеплялись крючками на длинной палке за сани и ехали на своих «снегурочных» ногах.

Когда замерзало озеро, то наши мальчишки расчищали на нем площадку для катания - каток. Мы катались парами, взявшись за руки крест-накрест, тройками, цепочкой, гуськом. Какое наслаждение! Это были маленькие радости последней военной зимы и уходящего военного детства...

Таково уж свойство памяти человека — помнить из прошлого больше хорошего, нежели плохого. Спросишь бывших учеников военного времени про учителей и о всех услышишь добрые слова. Может, оттого, что повзрослев, с иной меркой подходили уже, оценивая воспитателей, наставников, педагогов. И то, что казалось придирчивостью, через годы становилось необходимой требовательностью, а безжалостность, на самом деле оказывалась справедливостью.

Трудно приходилось ученикам. А еще труднее — учителям. Из того далекого, но близкого и дорогого сердцам прошлого, словно глядят они, вопрошая: ну как, на пользу пошла наша наука? И видятся молодыми, энергичными, облеченными особой ответственностью вернувшийся с фронта с тяжелыми ранениями Петр Федорович Зверев — учитель географии и физкультуры; обаятельная, живая рыженькая, всеми любимая Ия Михайловна Родина — учитель биологии; военрук Сергей Зотович Беседин; мягкая, сдержанная Анастасия Николаевна Шунина — учительница русского языка; строгая и на вид непреклонная Нина Ивановна Кузнецова - учительница истории и Конституции СССР; суровый, но справедливый Александр Иванович Ступак — учитель математики, успевший и повоевать в артиллерии, и с ученическим войском; покорявшая вежливостью и изысканными манерами Анна Исааковна Суслович — учительница немецкого языка, преподавать который в войну детям, потерявшим родных в борьбе с врагом, было крайне трудно; добродушный, умевший влюбить в свой предмет Михаил Кузьмич Олещенко — учитель химии; широко эрудированная Татьяна Ивановна Подоляко — учительница русской литературы, пережившая тяжелую драму: ее супруга обвинили в пособничестве врагу, а на самом деле он действовал в интересах советской разведки. И еще можно называть и называть имена и фамилии самоотверженных, преданных профессии и педагогическому долгу тружеников Косинской средней школы. Сколько ребят они удержали около себя, не дав упасть, скатиться в болото преступности, до которого недалеко в голодную, полную невзгод пору!

И еще о труде одного педагога стоит упомянуть. Не счесть заслуг и усилий руководителя школьного драмкружка Цецилии (Челы) Михайловны Карской. Она находила в каждом ребенке талант артиста, развивала, выводила на сцену. Но главное — раскрывала перед всеми величие Человека.

Оставаясь на своих постах, выполняя трудные обязанности в тяжелое время, они, обучая и воспитывая детей, работали на будущее. Пройдут считанные года, и вышедшие на самостоятельную дорогу бывшие ученики пополнят могучие производительные силы страны. Их умом и руками будут сделаны важнейшие научные открытия, созданы новые самолеты и корабли, укрощена энергия атома, будет проторена сперва тропа, а скоро и прямая дорога в космос. Из них вырастут учителя, врачи, инженеры, военные, рабочие — люди создавшие материальные и духовные богатства страны.

Телефонный справочник. Службы и организации.

Яндекс.Метрика